На главную




ФОРУМ

ВЕБКАМЕРА НЕПТУН

ФОТОГАЛЕРЕЯ

НОВОСТИ

ГОРОДСКОЙ СПРАВОЧНИК

ИСТОРИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ГЛИЦ

ТАЛАНТЫ

ОТДЫХ И РЫБАЛКА

ЗНАКОМСТВА

РАБОТА

РАЗНОЕ



 

материалы раздела_


Помним всех поименно...

Кононов Николай Иванович

Иванов Леонид Георгиевич

Гринфильд Эммануил Самуилович

Тараканов Юрий Иванович

Кетов Владимир Николаевич

Корчагин Валентин Иванович

Пронин Геннадий Иванович

Санников Александр Александрович

Лесников Игорь Иванович

Данилов Леонид Степанович

Рухлядко Николай Васильевич

Кузнецов Александр Вадимович

Жуков Виталий Степанович

Гроцкий Владимир Иванович

Соколовский Вячеслав Александрович

Жданов Леонид Михайлович

Кузнецов Петр Иванович

Луценко Василий Денисович

Полухин Сергей Анатольевич


 

на главную


   ГЛИЦ
 
ЖУКОВ ВИТАЛИЙ СТЕПАНОВИЧ.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




 




Старший летчик-испытатель войсковой части 18374, майор Виталий Степанович Жуков родился 25 июля 1937 года в Запорожье. В 1954 году он стал курсантом Ейского военно-морского ордена Ленина авиационного училища им. Сталина, которое окончил в 1957 году, став лейтенантом, летчиком – истребителем.

В последующие годы Виталий Жуков служил в различных частях авиации войск ПВО страны (в Одесском, а затем в Бакинском корпусах ПВО). Летал на разных типах самолетов-перехватчиков, совершенствовал летное мастерство. Когда онстал капитаном, военным летчиком 1 класса, он всерьез задумался о переходе на испытательную работу.

Виталий писал рапорта по команде с просьбой о переводе на испытательную работу, проявляя настойчивость (может быть, даже настырность и упрямство) в своих стремлениях. В конечном итоге Виталию удалось добиться своей цели. В1966 году капитан Жуков был откомандирован в распоряжение Главнокомандующего ВВС страны, а затем назначен летчиком-испытателем 2-ой испытательной авиационной эскадрильи войсковой части 18374 НИИ ВВС. Командиром эскадрильи в то время был заслуженный летчик-испытатель СССР полковник Князев Эдуард Николаевич, его заместителем - заслуженный летчик-испытатель СССР подполковник (позже - полковник) Петерин Леонид Никитич.

В те годы, когда капитан Жуков пришел в летный коллектив испытателей, еще не было Центра подготовки летчиков-испытателей. Становление проходило по индивидуальным планам: сначала - изучение руководств по летным испытаниям самолетов (и их систем) со сдачей зачетов специалистам (как правило, инженерам). Затем - летное совершенствование и освоение методик выполнения конкретных полетных заданий. Летчики вылетали на новых для себя типах самолетов, подключались к программам летных испытаний серийных образцов авиационной техники, выполняя как вспомогательные полеты, так и непосредственно испытывая серийные образца техники.

Все эти этапы становления летчик Жуков прошел успешно. В 1968 году он стал летчиком-испытателем II класса, что давало ему право подключиться к государственным летным испытаниям опытных самолетов. Виталий Жуков, которому к этому времени было присвоено воинское звание «майор», стал участником летных испытаний самолетов МиГ-23, МиГ-23С.

В те годы испытания самолетов типа МиГ-23 разных модификаций на нашей базе велись очень интенсивно, как пишет в своей книге «Воспоминания военного летчика-испытателя» один из участников этих испытаний Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Степан Анастасович Микоян, на МиГ-23 и МиГ-23С за два-три года выполнено около полутора тысяч полетов. Летный состав 1 Управления был в них занят, как говорится, под завязку, летал часто и много, даже в выходные дни.

Испытания проводились совместно с промышленной бригадой: работали летчики, инженеры, техники, механики, другие специалисты как предприятий промышленности, так и разных подразделений нашего НИИ ВВС. При этом, конечно, невозможно было избежать здоровой конкуренции, а порой (чего греха таить) некоторой конфронтации, игры самолюбия. Каждый полет рассматривался, если можно так сказать, «под микроскопом» и не дай бог схалтурить. Особенно критически, конечно, относилась промышленность к выполнению заданий военными летчиками-испытателями. Да и было с чем сравнивать, если вспомнить, что со стороны ОКБ полеты выполнялись такими асами, как Александр Васильевич Федотов, Борис Антонович Орлов, Петр Максимович Остапенко, Авиард (при общении все его называли Аликом) Гаврилович Фастовец. Тогда же к испытаниям от промышленности впервые подключился будущий шеф-пилот ОКБ Микояна, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Валерий Евгеньевич Меницкий, к сожалению, недавно ушедший из жизни.

От НИИ полеты выполнялись заслуженными летчиками-испытателями СССР - Петериным Леонидом Никитичем, Соловьевым Вадимом Яковлевичем, Микояном Степаном Анастасовичем, а также полковником Медведевым Сергеем Сергеевичем. Много летали и более молодые летчики - Берсенев Аркадий Васильевич, Маслов Юрий Николаевич (они стали «заслуженными» гораздо позже). Активно летали военные летчики-испытатели Виталий Жуков и Александр Кузнецов - друзья по жизни и службе. Будучи помощником руководителя бригады на государственных летных испытаниях, я имел счастливую возможность в дни полетов видеть их подготовку к полетам. Следить в стартовом домике по работающей на «прослушивание» рации, по докладам летчиков за ходом полетов, переживать, если что-то шло не так, с замиранием сердца ждать посадки, потом слушать отчет летчика о выполнении задания, чтобы принять вместе с представителями промышленности решение о выполнении следующего полета или устранении выявленных недостатков.

Хоть прошло почти 40 лет, как сейчас, помню первый полет, выполненный Виталием Жуковым по программе государственных летных испытаний самолета МиГ-23С. Полетное задание, порученное Виталию, было в какой-то степени «рядовым», если так можно назвать первый испытательный полет на новом для него типе самолета: он должен был получить данные по работе бортовой радиолокационной станции при атаках воздушной цели типа МиГ-21 на средних высотах. Включение нового летчика в плановую таблицу вызвало некоторые вопросы со стороны специалистов промышленности, не знавших его возможностей, и породило у них сначала некоторые сомнения.

Полет выполнялся на самолете МиГ-23С, обслуживаемом техническим экипажем промышленности. Виталий выполнил до десятка атак самолета-цели, его доклады на КП звучали четко, уверенно. Послеполетный отчет отличался конкретностью: замечания были по существу, материалы объективного контроля - полны и достаточны.
После отчета летчика ведущий инженер ОКБ В.С. Романычев, высказав комплименты в адрес летчика, высказал пожелание чаще планировать Виталия Жукова и на другие полеты (кто знал Володю Романычева, согласится, что его комплименты дорогого стоят).

Виталий Жуков летал почти ежедневно, выполняя разные задания, «привозил» необходимые материалы. Опытный самолет почти всегда готов приподнести сюрприз даже там, где этого не ждет испытательная бригада, летчик в том числе. Так, в одном из полетов на том же самолете МиГ-23С № 611 на оценку радиолокатора на высоте 10000 м внезапно произошла разгерметизация кабины. Мы почувствовали, что что-то случилось по изменившемуся тембру голоса Жукова, но что конкретно, понять сразу не смогли. Виталий действовал грамотно, выполнил необходимые переключения в кабине и благополучно завершил полет. Причина разгерметизации кабины была установлена, после чего даны рекомендации.

Он и после этого летал на разные задания, чаще всего - на испытания, связанные с боевыми возможностями комплекса, на определение летных характеристик, устойчивости и управляемости, маневренности. Всегда стремился выполнить задание наиболее полно, что бы этому ни мешало, иногда - на грани риска. Помню, ему было задано оценить характеристики устойчивости и управляемости самолета МиГ-23С с несимметричной подвеской авиабомбы. Нужно было выполнить разгон до максимально допустимого числа М на высоте более 12 км.

Тот, кто знает самолеты МиГ-23 со сравнительно невысокой тяговооруженностью, поймет, что интенсивность разгона на больших высотах очень зависит от фактической температуры воздуха (а она всегда отличается от стандартной). В силу этой причины часто не удается достичь ограничений по числу М. Виталий Жуков выполнял полет на самолете МиГ-23С летом. Разгон он произвел до ограниченного остатка топлива (до загорания «красной лампочки»). Помню, услышав доклад летчика по радио о завершении задания, мы, увидев на посадке самолет Жукова, удивились, как бесшумно он снижается, и не заметили дымового «хвоста», свойственного на посадке самолетов этого типа. Только на самой посадке и после нее стало ясно, что заключительный этап (от ближнего привода) Жуков выполнил с остановленным двигателем. Топлива не хватило, срулить с ВПП самолет не мог. «Схватив» УАЗик, мы выскочили на полосу и стащили самолет с ВПП на рулежку с помощью легкого водила. Потом, при замере остатков топлива в баках самолета был обнаружен остаток чуть более 250 литров. Остановка двигателя произошла из-за большой величины невырабатываемого остатка в посадочном положении самолета. После этого случая все самолеты и у нас, и на заводе были проверены по количеству невырабатываемого остатка топлива и внесены уточнения в начальные установки топливомера - расходмера.

Виталий продолжал летать много и охотно, набирался опыта, приобретал авторитет и имел большие перспективы. По характеру он был отличным товарищем, как теперь говорят, контактен, душа любой компании, очень спортивный. Внешне - богатырь, спокойный и уравновешенный, с большим чувством юмора (не только в отношении других, но и себя). Об этом писали все, кто его знал (достаточно вспомнить книги С.А. Микояна, В.Н. Кондаурова, Б.А. Орлова, М.Л. Попович).

А уж о взглядах на Виталия «лучшей половинки человечества» и говорить, как понимаете, нечего - Виталий сражал, как говорится, наповал.

1970-й год для НИИ ВВС стал особенным - год пятидесятилетнего юбилея. Институт был удостоен второй за свою историю высшей для того времени награды - ордена Ленина. В связи с юбилеем в Ахтубинск приехали руководители оборонных министерств: авиационной, оборонной, радиопромышленности и других, представители Главного командования ВВС.

Кстати, первоначально на август 1970 года (как об этом пишет в книге «Записки летчика-испытателя» летчик ОКБ Микояна Б.А. Орлов) планировался приезд в Ахтубинск руководителей Союза ССР, но помешала угроза (в большей степени, к счастью, преувеличенная) вспышки холеры. В городе в конце июля был введен карантин, а приезд руководителей страны перенесен на следующий год (кстати, состоялся он в мае 1971 года, когда приезжали Брежнев, Подгорный, Косыгин).

В связи с ожидавшимся приездом в Ахтубинск руководства страны в сентябре 1970 года было решено провести генеральную репетицию намеченного показа в воздухе.  К выполнению показа привлекались самые подготовленные, как считалось, летчики ОКБ и НИИ ВВС. В качестве одного из фрагментов показа была имитация воздушного боя между самолетами МиГ-23С и МиГ-21. Виталию Жукову доверили пилотировать МиГ-23С, его «противником» на МиГ-21 был его друг по жизни и службе летчик-испытатель Александр Вадимович Кузнецов. Обстоятельства этого полета лучше всего описаны в книге «Воспоминания военного летчика-испытателя» С.А. Микояна, не только присутствовавшего на показе, но и летавшего на этих самолетах. Он хорошо знал обоих летчиков. «Александр Кузнецов на МиГ-21 прошел на малой высоте вдоль трибуны в направлении на наш КП и ввел самолет в вираж. За ним шел Виталий Жуков на МиГ-23. Когда они прошли над нами и шум отдалился, я продолжил по громкоговорителю рассказ об этих самолетах. Вдруг услышал голос Петрова «Выводи!». В первый момент это меня не встревожило - подумал, что он имеет в виду вывод из виража. Но сразу вслед за этим он крикнул: «Катапультируйся!». В мгновенно вспыхнувшей тревоге я посмотрел вправо и увидел на высоте около 200 метров, километрах в двух от нас, штопорящий под углом к земле МиГ-23. Перед самой землей, на высоте не более двадцати метров, в районе кабины возникла огненная вспышка, и тут же взрыв самолета на земле.

Несколько секунд горестного молчания, затем я нажал кнопку микрофона и медленно произнес: «Погиб летчик-испытатель майор Виталий Жуков». Сомнений в трагическом исходе не было, хотя оказалось, что вспышка, которую мы видели, была от пиропатрона катапультного кресла, приведенного в действие Жуковым, но высота при крутом угле снижения самолета была слишком мала для раскрытия парашюта, и Виталий упал в зону взрыва самолета». Так погиб в расцвете сил талантливый и целеустремленный летчик, прекрасный человек, хороший товарищ Виталий Степанович Жуков. Он похоронен на Украине.

Произошедшая катастрофа необычайно обострила вопрос о совершенствовании характеристик самолетов типа МиГ-23 при пилотировании на больших углах атаки, о чем наша бригада писала в актах по результатам испытаний и ранее. Она дала толчок к проведению дальнейших летных испытаний, исследований к внедрению систем, предупреждающих летчика о приближении к критическому углу атаки (так называемые тактильные, рычажно-импульсные сигнализаторы, позднее - системы принудительного отталкивания ручки управления самолетом). Модернизировалась и автоматика, и сама система управления, улучшилась аэродинамика за счет новых конструкторских решений. В конечном счете, как отмечает летчик-испытатель КБ Б.А. Орлов, модификация самолета МиГ-23 - МиГ-23МЛД - «истребитель, практически не сваливающийся в штопор, а если его и удавалось туда загнать, то легко из сего режима выходивший». Но уже на смену МиГ-23 шел истребитель МиГ-29, в котором, конечно же, были учтены и многие уроки МиГ-23.
 
Имя Виталия Степановича Жукова навечно занесено в скорбный список испытателей, не вернувшихся из полета.

Заслуженный военный специалист СССР
полковник в отставке Б.Г. Баханский


Top.Mail.Ru
Основан 12.04.2001
Идея: Игорь Бовдуй igor@ahtubinsk.ru
Дизайн "Логос": Сергей Зубков